Владимир Железняк



Email: [email protected]
Skype: My status vzheleleznyak
Телефон: +38-097-33-66-842
Facebook:

IT

Задача программиста — намагнитить быстро вращающуюся
металлическую пластину в нужных местах.
(с) народное творчество

Первую свою программу я написал в 1991 году, и мне понравилось. Поэтому я выбрал специальность программиста. После окончания ХИРЭ в 1999 году начал работать, и обнаружил, что реальная работа очень сильно отличается от того, что нам давали в институте. Вместо трех способов сортировки пузырьком куда чаще делаешь стыковку библиотеки А с продуктом Б методом чтения документации тремя способами.
После института я работал стартапе, разрабатывающем революционную, по тем временам, игру. Игра действительно была революционной технологически, но так никогда и не была выпущена. Как я теперь понимаю — из-за ошибок в планировании и управлении. Сейчас и представить сложно, как это так — разрабатывать продукт, не имея ни малейшего представления о планировании и итерациях. Зато у меня была возможность в свое удовольствие поиграться с Искусственным Интеллектом. Фирма закончилась закономерно — сворачиванием в один день, когда у Большого Босса случились сложности в основном бизнесе.

В начале 2001го я пришел в фирму CoreLab (ныне DevArt) и стал работать над компонентами доступа к данным из Delphi. В отличие от первого, этот стратап был очень успешен. Когда мы выпустили первую версию MyDAC, у нас было шесть конкурентов, включая бесплатные. Через пять лет конкурентов уже практически не осталось — мы вытеснили всех. К моменту моего ухода в 2007ом, я вел пять продуктов — проектировал, ставил задачи программистам, сам иногда кодировал, общался со сложными пользователями и разбирал самые тяжелые баги. Как и многие другие менеджеры, выросшие из программистов, я очень хотел кодировать.

В 2007ом мое желание программировать исполнилось — я перешел в датскую Mondo. Дауншифтинг с Product Manager на Junior Developer был большим шоком: куда меньше ответственность и куда больше времени на кодирование! Через год работы я стал тимлидом и вернул ответственность. Что касается кода — то потихоньку пришло понимание: «все, этой игрушкой я уже наигрался». И чем дальше, тем сильнее становилось понимание, что с людьми мне интереснее, чем с кодом.

Психология

Проекты делают и проваливают люди, а не технологии

Еще в институте мне в руки попала книжка Аллана Пиза «Язык телодвижений. Как читать мысли других по их жестам.» Я ее внимательно изучил и начал пробовать применять на практике. Что-то получалось, а что-то — заканчивалось провалом. Кроме того, закралось подозрение, что изучать психологию по книгам — все равно, что учить новый язык программирования вдали от компьютера.

Чтобы улучшить свои знания, в 1999ом я пошел в клуб практической психологии. Прошел много разных курсов и встретил свою будущую жену. После перерыва в несколько лет на семейностроительные дела, я опять вернулся в психологию. Прошел «Школу Делового Успеха», «Деловую коммуникацию», «Ораторское искусство», курс лидерства и множество других тренингов и интенсивов.

Со временем я стал одним из кураторов. Задача куратора похожа на роль PMа и очень проста на словах — обеспечить, чтобы группа достигла цели. На практике, это значит, что если все сидят и молчат — разговорить. Если все говорят, а толку мало — направить разговор в нужное русло. Если в группе говорит только один — дать возможность высказаться всем. Если все идет хорошо — просто быть невидимкой. Эти навыки мне потом сильно пригодились на совещаниях.

За последние два года выступил на 10+ IT-конференциях, включая SoftwarePeople и AgileDays.

Я уверен, что работа с людьми становится всё важнее.
Я вижу, как много хорошего можно сделать в IT, используя психологию.

Комментарии запрещены.