Овертаймы: причины и действия со стороны сотрудников

overtimes-2-1[1]Спать по четыре часа в сутки не сложно, сложно потом не спать остальные двадцать часов. © баш

Рано или поздно в жизни каждого программиста случается ситуация, когда к тебе приходит менеджер и говорит, что нужно задержаться или выйти на выходных. Если речь идет об одном часе раз в месяц, то и говорить не о чем. А вот если кажется, что процесс затянется на все выходные ближайшего полугодия — тогда стоит подумать.

В предыдущей части мы обсуждали причины овертаймов со стороны заказчика и их цену. В этой поговорим о причинах и действиях с позиции сотрудника.

Овертаймы и вред от них

Самое плохое в овертаймах — это отключение критического мышления. Мышление становится очень узким, как луч фонарика в темном лесу. Хорошо, если луч вашего фонарика сфокусировался на работе. На нужной части работы — особенно хорошо. Иначе можно выйти из режима «быстро пишу код не отвлекаясь на попить воды» и обнаружить, что делал ненужное. К примеру, рефакторил вместо багфиксинга за день до релиза.

Всё, что не попало в фокус во время овертайма — выпадает из поля зрения. Начинаются конфликты на ровном месте. Лично я становлюсь обидчивым. А в тяжелых случаях — покрываюсь фурункулами.

В русскоязычном интернете можно прочитать истории «как я работал по много часов, и как мое здоровье от этого рассыпалось». В англоязычном можно еще и найти «как я провел много месяцев с психическими неурядицами и на антидепрессантах». У нас считается немужественным ходить к психологам — даже к проктологу идут проще.

xxx: Я сегодня поймал момент, когда нужно перестать кодить и ложиться спать.
ххх: Это момент, когда отвечая кому-то в соцсети, я предложения заканчивал «;», перечитывал, не находил ошибок и отправлял. Край.
 © баш

Овертаймы и польза

Рассмотрим несколько основных пунктов, когда овертаймы могут приности пользу:

1. Опционы

Во многих стартапах явно или неявно предлагают сделку: «сейчас мы все работаем на износ, а потом вы получите долю в успешном проекте». С одной стороны, это возможность получить намного больше денег, чем откладывать с зарплаты, с другой стороны:

— Очень редко детально оговариваются условия опционов. На старте основателям некогда и непонятно. Примеры вопросов, на которые обычно нет ответа: какая будет моя доля? что будет, если я буду работать два года, а потом уйду? что будет, если я проработаю три года, а потом меня уволят?

— Восточная мудрость гласит, что уже выполненная работа стоит недорого. Даже если ваш основатель — отличный человек, то за несколько лет работы точно накопятся взаимные претензии. И если сейчас он может искренне думать, что даст каждому нынешнему сотруднику по N%%, то потом запросто появятся соображения: «Вася выдохся и потерял интерес, а Петя — сорвал важные сроки, так что давайте дадим им N/2 %%».

— Если владелец верит в успех предприятия, то он постарается отдать деньгами сейчас. А если не очень верит — постарается дать опционами. Ничего личного, просто бизнес-прагматика. Еще прагматичнее — дать очень расплывчатое обещание и уточнить условия постфактум. Когда дело идет о больших деньгах, человеческая этика становится удивительно пластичной.

— Очень небольшой процент основателей остается у руля даже в успешных стартапах, обычно их оттирают в сторону со-инвесторы. Так что данное сейчас словесное обещание опциона потом новые владельцы могут совсем не захотеть выполнять.

2. Деньги и гибкий график

Двойная оплата и неявный перенос рабочих дней очень часто идут рядом, так что рассмотрим их вместе. Несколько историй из жизни:

«У меня друг так два месяца поработал по выходным — заработал несколько тысяч $ — смог быстрее купить свою первую машину. При том он для того, чтобы отдыхать, брал иногда сик ливы в обычные дни или работал неполный день. С другой стороны, компании овертаймы сотрудников были очень нужны — она пообещала клиенту сдать проект в определенные сроки, и без овертаймов не успевали. В итоге проект сдали, клиент доволен, друг купил машину». © Philip Shurpik

«А я люблю овертаймы с двойной оплатой. И в субботу работать приятно, когда людей мало и митингов никаких. Я б вообще только овертаймила. А в будние дни отдыхала». © Katherine Muntianu

Мне в этой истории особенно нравится обман системы — «я работаю на выходных вместо будней в тихом офисе, а вы мне жирно доплачиваете». Это большой минус построившему такую систему менеджеру.

— Коллеги, надо посовещаться, есть тема для обсуждения, когда сможем? Может, вечером?
— Ммм… вечером я хотел поработать…
— Да, и я тоже. Вечером тихо, никто не отвлекает, хорошо работается… Давай сейчас совещаться. © Yuriy Silvestrov

В больших компаниях для сидящего в опенспейсе и востребованного коллегами работника овертайм может быть единственным временем погрузиться в поток и сделать большую задачу.

Отсюда следуют два вывода:
— Если предложенная схема допускает перенос рабочих выходных на отдыхательные будни — это гибкий график, а не овертайм. Если за это еще и доплачивают — скорее всего где-то менеджеры слабоваты, и есть повод задуматься о конкурентоспособности и адекватности компании;
— Если вам за овертайм пообещали выходной — обязательно его возьмите сразу. Потом он сгорит, а сейчас вам точно нужен отдых. Хотя бы для эффективной работы дальше.

3. Опыт и озарения

Во время овертаймов можно получить бесценный опыт решения задач «влёт». Лично я не особо ценю такой опыт, он всё-таки в кредит (подробней — в предыдущей статье цикла).

«Я вот сознательно овертаймю, когда решаю что-нибудь сложное. Когда довожу себя до полуобморочного состояния, у меня часто случаются озарения. Обратная сторона — есть риск зациклиться, и после такого перформанс часто падает». © Igor Kim

Есть менеджеры и владельцы бизнеса, которые мега-погружаются в проект, и за счет игнорирования жизни за пределами проекта добиваются супер-результатов. Лично я не готов поменять семью на успех проекта, но люди-то разные.

Из-за чего возникают овертаймы

Овертаймы появляются из-за того, что сотрудники позволяют сесть себе на шею (на самом деле правда, но не истина).

overtimes-2-2[1]

«Когда-то я писал код для супермаркета. У нас еще директор был своеобразный: цепура, пиджак, блатная речь, удобная во всех смыслах секретарша и прочие атрибуты братка из девяностых. Товар в магазин уже был закуплен и разложен по полкам, а открыться не могли, так как модуль для кассы еще глючил. Так вот, директор размахивал наручниками и угрожал приковать всех программистов к батарее, пока не закончим. У него и рыба, и молочка пропадают! Мы-то зарелизились, а потом быстро-быстро уволились. С тех пор я на отечественных заказчиков не работаю». © Миша, мой коллега

История выше — это исключение. Рабских контрактов в IT нет — всегда можно уволиться и найти другую работу. Это не врачи и не учителя, у которых только один работодатель.

Почему люди соглашаются овертаймить

Очень больной вопрос. Более того, люди часто просто не помнят об овертаймах — память вытесняет неприятные воспоминания. Точнее, люди помнят то, что ближе к актуальному эмоциональному состоянию. То есть в овертайме вы помните про «всегда овертаймили, и вот снова», а вне овертайма «та ну, со мной такого быть не может, больше я в такое не полезу».

«Кинул твою статью знакомому. Сначала он сказал: «Да ну», а потом вспомнил из своей практики пару случаев, когда его так на овертаймы «развели». Сказал: «Да ну нафиг, сволочи прошаренные какие!» © Sergey Atroschenkov

Кроме уже перечисленных рациональных причин, есть еще несколько более глубоких и редко осознаваемых. Опционы, деньги и быстрый опыт — это всего лишь поводы. Обычно настоящие причины глубже, и думать о них сложнее.

1. «Начальник будет лучше относиться и повысит зарплату. И вообще, лояльность к фирме — это важно»

Есть социопаты, к которым этот пункт не относится. Впрочем, на работе они не задерживаются. Несоциопаты могут помнить анекдот о том, что лучше всех в колхозе работала лошадь, но, тем не менее, большая зарплата была у председателя, и при этом всё равно ценить мнение и отношение старшего по званию. Это нормально и естественно для людей.

Давайте проведем микротест — оцените от 0 до 10 свою лояльность к компании:
0. Мне абсолютно всё равно. Проблемы фирмы, команды и заказчика меня волнуют не больше, чем проблемы загрязнения Антарктиды.
1. Если сильно надавят и пригрозят серьезными реальными последствиями — я выйду.

9. Если надо — я готов работать бесплатно.
10. Для фирмы я готов не просто работать бесплатно, а продать почку, дочку, тачку и квартиру.

Скорее всего, вы оцените свою лояльность между 6 и 8. Есть какая-то граница, дальше которой вы заходить не готовы.

2. «Я — нормальный, вокруг меня такие же, как я»

Работающие больше меня — больные идиоты, работающие меньше — саботажники.

Работая «как все», люди получают чувство безопасности и справедливости. Для человека естественно стараться работать примерно так, как работает большинство. Конечно, кто-то будет стараться работать лучше других, а кто-то — только чтобы не выгнали. Много слов о том, как руководитель и группа побуждают выполнять групповые нормы, давайте оставим на другой раз.

«Кое-где овертаймы являются принятым способом повышения производительности, вся компания так работает, включая руководство. Несколько раз с этим сталкивался. Вплоть до того, что на собеседовании тебе говорят, что в 6 часов у нас не принято уходить домой. Должен заметить, что такие компании весьма известны и успешны. Платят, кстати, ниже рынка». © Sergey Ershov

3. «Я — ценный сотрудник»

Раньше психологи говорили, что у человека может быть высокая либо низкая самооценка. Сейчас исследования показывают, что у большинства самооценка нестабильна. Очень часто нейтральная фраза «Пожалуйста, выйди в воскресенье» расшифровывается подсознанием как угроза: «Если выйдешь — ты ценный специалист и помогаешь фирме, а если нет — ты не нужен и никчемен, мучайся страхом и чувством вины».

4. Вина

Когда программиста спрашивают об эстимейтах, то у него есть выбор запросить побольше или поменьше. Причем данных для рациональной оценки нет никогда. По результату работы он может либо обогнать график, либо отстать.

Возможны комбинации:
— запросил много и обогнал — плохой оценщик;
— запросил много и отстал — вообще плохо;
— запросил мало и отстал — плохой специалист, но были же объективные обстоятельства;
— запросил мало и обогнал — единственный хороший сценарий. Когда мысли заняты обдумыванием задачи, то мозг автоматически выбирает именно его.

overtimes-2-3[1]
Все люди, и не только программисты, обычно дают слишком оптимистичную оценку. А потом испытывают чувство вины, что не успевают. И чтобы искупить легко соглашаются овертаймить. Самое интересное начинается, когда начальник и жена (муж) начинают соревноваться за «кто заставит тебя чувствовать более виноватым».

5. «Если что-то делаешь — делай это хорошо». Перфекционизм

Среди программистов много перфекционистов. Мы видим незаконченную работу или неидеальный код и легко готовы выйти на работу для фикса.

«Учитывая мой перфекционизм, я успел пару раз попасть в этот цикл: „Ошибся → ты ж крутой программист → работай больше“. Особенно он хорошо организуется, когда есть несколько таких людей рядом, и им друг друга ставят в пример». © Victor Ronin

Я добавлю — это не от возраста, это от психологии. Она может меняться, а может нет. Несколько десятков часов с психотерапевтом такое решают, но откуда же трудоголику найти время на разговор с умным человеком о себе?

Перфекционист не может выйти без помощи психолога. Самолечение здесь затягивается на десятилетия. У психолога — ну очень примерно 10 сеансов по скайпу раз в неделю по часу за 20USD/1500RUR/300UAH каждый.

6. Страх увольнения

Думать об увольнении — это примерно как думать о собственной смерти. Неприятно, думать об этом рационально сложно. К примеру, я настроил гугл-сервис под названием «на всякий случай» только недавно.

Меня увольняли четырежды: крах доткомов, кризис 2008-го, потогонка, слишком медленно работал. Когда увольняют — это больно и бьет по самооценке.

Когда у меня родилась дочка, я боялся об этом сказать на работе, боялся, что меня уволят. И это мне было уже больше 30, большой стаж и опыт. В итоге сказал, и через месяц меня уволили. Кстати, на моей памяти это был единственный проект, который я успешно закончил досрочно. А фирма потом начала зачищать негативные отзывы на DOU, а после вообще начала постить вакансии анонимно.

При мысли об увольнении запросто включается предохранитель — убегание. Очень энергоемкий процесс, часто проще поовертаймить, чем работать со своим страхом.

7. Трудоголизм и другие попытки убежать

Некоторым людям очень хочется убежать от себя. Причин может быть много: и внутренний конфликт, и ощущение невозможности достичь целей, и неодобряемые обществом цели. Когда человеку хочется убежать — он убегает. Кто-то пьет, кто-то гоняет эльфов по кустам, кто-то гоняет орков по экрану, кто-то пишет код не поднимая головы. Трудоголизм не делает человека счастливым, но убирает боль от жизни.

Дома — вечно недовольная жена, проблемная тёща и вопящий ребёнок. На работе после 8 вечера — тишина и код. Угадайте, насколько хочется уйти с работы пораньше?

Напрашивается вывод: повод для согласия не важен, истинная причина обычно глубже, и думать о ней не хочется. А уже после согласия критическое мышление отключается, и овертайм засасывает.

Что делать, когда предлагают поовертаймить

xxx: заказчик в проекте попросил изменить маску максимального количества рабочих часов в неделю на сотрудника с 00:00 на 000:00. Жесткая фирма © баш

Самое важное — оценить ситуацию до входа в овертаймы. Вспомнить, что дальше логика выключится, поэтому поставить напоминалку/будильник на неделю вперед: «Задуматься, имеет ли смысл овертаймить дальше?»

Овертаймы — это не спринт, это марафон. Загнанных лошадей пристреливают.

До входа в овертайм следует проработать сценарии:
1) Что будет, если меня уволят? Страх увольнения убивает разум, поэтому начать лучше с него.
2) Что будет, если я скажу «нет»? Что самое страшное здесь произойдет? Уволят? Компания разорится? За долги продадут почку? Формулировка отказа многим дается сложно. Много лет назад мы с Димой Снисарем даже готовили отдельный онлайн-тренинг по правильным отказам.
3) Что будет, если я попрошу компенсации? Отгулы, деньги, другой проект? Что из этого мне интересно?

Последний вопрос желательно поднять публично. И здесь менеджеру придется как-то распределить ответственность, кто виноват в конкретно этих овертаймах:
— В овертайме больше виноват заказчик. Смена ТЗ, медленные ответы и всё такое. Тогда есть шанс компенсацию получить. Конечно, если это не фирма с принципом: «Больше доить, меньше кормить». Могут быть и компании с такой бизнес-культурой, гуглите отзывы про Амазон, к примеру. Впрочем, про такую культуру вы узнаете в первую неделю на новом месте.
— В овертайме виноваты вы. Тогда в придачу к овертайму вы получите нагоняй за плохую работу. И здесь чем раньше, тем лучше.
— В овертайме виноват конкретно этот менеджер. Точнее, он чувствует себя виноватым. Тогда пусть ищет способы компенсации.

Профилактика овертаймов

При устройстве на работу можно поискать такие маркеры будущих овертаймов:
— Компания специализируется на коротких небольших проектах, или у нее большая текучка;
— На компанию нет отзывов в контролируемых местах, зато есть в неконтролируемых.
— Микромендежмент, большая загрузка руководителя и овертаймы сотрудников плотно связаны;
— Два начальника на одного программиста ;
— Если манагер обманывает клиента, то и сотрудника без проблем кинет.

Всё это может быть, а может и не быть признаками будущих овертаймов. Можно просто спросить, только не удивляйтесь ответу: «У нас такая культура, у нас принято работать много».

Выводы

Самое плохое в овертаймах — это отключение критического мышления.

Опционы, деньги, гибкий график, быстрый опыт — это всего лишь поводы. Обычно настоящие причины лежат глубже, и думать о них сложнее.

Если вы влезли в овертаймы один раз — влезете и второй. «Один раз случайность, два — совпадение, три — закономерность».

В овертаймах есть свои плюсы и минусы. Знайте свои личные и умейте их использовать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.